Sacramento Weekly
                                    Russian American Newspaper / Business Directory / Classified / Advertising
Home
Business directory
Classified
Advertising
About Us

 

 


facebook.com/SacramentoWeekly

 

Get the latest news on your email !
Subscribe Now | Подписаться
 Archive
Read newspaper online / Читать газету

Мы сумеем подняться выше!

 

 

 

По мотивам повести-притчи Ричарда Баха “Чайка по имени Джонатан Ливингстон”

Тысячи чаек слетались в стаю. Инстинктивно в толпу врезались. По сигналу, по зову предков. За едой, до земли устремлялись. На соборы, за хлеб разборы. За кoрмежку, друг с другом дрались. Крики, крЯки, шумЫ, музЫки. Умножались вражды, разлетались. Предавались друзья, оставлялись. Снова в стаи гурьбой слетались. Инфантильно объединялись. Приземлялись толпой, приводнялись. И сражались, дрались, питались. Забывались, страстям отдавались. Не гнушались ничьих объедков. По сигналу, по зову предков.

Тысячи чаек слетались в стаю. Лишь один далеко летал. Необычная, странная птица. Чайка по имени Джонатан. Он учился всегда летать. Высоко размышлять/помышлять. О еде забывать, познавать. Жизнь и мир бы понять/обнять. Да птенцов обучить летать. И летать, и летать, летать. Необычная, странная птица. Чайка по имени Джонатан. Альбатросы летают низко. Пеликаны парят в толпе. Смысл жизни во сне, в еде. Стая вечно в земной борьбе. За влиянье и корку хлеба. За добычу, кусок – война. Было так испокон веков. ИздавнА, такова страна. По сигналу, по зову предков.

Тысячи чаек слетались в стаю. Лишь один далеко летал. Необычная, странная птица. Чайка по имени Джонатан. Одинокий полет и взлет. Сотни разных попыток/проб. На пределе всех сил, аж взвыл. Крылья точно идут в разнос. То пикЕ, то ужасный штопор. Снова боль, и удар – темно. Покалечены крылья – тяжесть. Неужели опять ко дну?! Неужели навек усну?! Может снова вернуться в стаю?! И не думать - летать в толпе?! Высоко не парить, не падать?! По сигналу, по зову предков... Нет и нет – зарыдало сердце. Отвергаю сомненья, страх. Не хочу превратиться в прах. Не смогу растворится в стае. В сердце пламень, огонь, порыв. Лишь в полете святой прорыв. Полечу на собранье стаи. Вожаков призову, собратьев. Расскажу/пропою святым: “Мы сумеем подняться выше! Далеко к Небесам взлетать! Мы способны “не так” летать! Нам бы мир весь спасти/обнять... Да птенцов обучить летать...”

Тысячи чаек слетались в стаю. Инстинктивно в толпу врезались. Инфантильно объединялись. На изменника устремлялись: “Чайка по имени Джонатан! Необычная, странная птица! Объявляем при всех - позор! Ты не брат нам, не свой, не друг! Вызываешься в судный круг! Порицанье тебе, навек! Ты презрел/пренебрег семейство! Позабыл все устои стаи! Чайки вечно “как мы” летали! И другого пути не знали! Стая вечно - в земной борьбе! За влиянье и корку хлеба! За добычу, кусок – война! Было так испокон веков! ИздавнА - такова страна! Чайка по имени Джонатан! Необычная, странная птица! Возомнил ты подняться выше?! Научиться “не так” летать?! И птенцов обучить летать?! Мы не братья тебе, отступник! Изгоняем иных из стаи! Отсылаем на дальние скалы! Закон стаи гласит/разит! Нет возврата для тех, кто изгнан. Было так испокон веков. ИздавнА - такова страна... По сигналу, по зову предков...”

Тысячи чаек слетались в стаю. Инстинктивно в толпу врезались. Инфантильно объединялись. Приземлялись толпой, приводнялись. Было так испокон веков. По сигналу, по зову предков. Лишь один высоко летал. Размышлял, познавал, мечтал. На пределе всех сил и жил. Снова падал, страдал, взлетал. Да птенцов обучить мечтал. Необычная, странная птица. Чайка по имени Джонатан. В сердце пламень, огонь, порыв. Лишь в полете святой прорыв. Полечу на собранье стаи. Вожаков призову, собратьев. Расскажу/пропою святым: “Мы сумеем подняться выше! Далеко к Небесам взлетать! Мы способны “не так” летать! Нам бы мир весь спасти/обнять... Да птенцов обучить летать... Мы сумеем подняться выше!”

© Иван Лещук, livan@usa.com

Copyright @ 2006 Sacweekly.com. All rights reserved