Где же Бог, когда мне так невыносимо больно?

В его жизни был роковой день, когда казалось, что душа его как будто была разрублена кем-то или чем-то пополам, а сердце разорвано, в осколках, которых уже, казалось, не собрать. Никогда, никому, нигде. Где же Бог, когда мне так невыносимо больно?! Он вопил и кричал и ему казалось, что даже синее небо было мертвым. “Боже, Боже мой, зачем Ты меня оставил?! Господи, где же ты, где?! Потерявши точку опоры, находясь на грани отчаяния, он впал в беспросветную тоску и апатию. И вдруг, в его памяти всплыли поэтические строки, давно им прочитанные, но не пропущенные через сердце: “Ударить Бога так легко – слабейший сможет. Бога ударили по тонкой жиле, по руке или даже по глазу – по мне” (З.Миркина). И его сердце вновь озарило. И его душа снова начала стремительно искать Бога. И он нашел Его. Он встретил Бога среди руин домов, больниц и храмов.

Он стоял на руинах разрушенного храма вместе с Богом. И он вдруг начал ясно понимать, что каждый, кто причиняет ему и его народу боль, причиняет глубокую боль самому Богу, касается зеницы глаза Всевышнего. Именно такого Бога искала его измученная, страдающая душа. И он принял такого Бога, и он возлюбил Его всем сердцем, всею душею и всем разумением своим. Бога, который вместе с ним болеет и страдает, прямо сейчас, среди руин украинских домов, больниц и храмов. Бога, который вместе с ним слезно вопиет и умирает на кресте. “Ударить Бога так легко – слабейший сможет. Бога ударили по тонкой жиле, по руке или даже по глазу – по мне” (З.Миркина). Бог всегда на стороне невинных жертв, даже если они Его не видят и не чувствуют.

Бог был в Аушвице, во время холокоста, во взгляде невинных жертв на своих насильников. В их предсмертном достоинстве. Он стучался в сердца одержимых духом смерти и насилия безбожников, был им немым укором. Бог был в Варшавском гетто. Вместе с изнуренным от трудов и забот о детях-сиротах, Янушом Корчаком и детьми Дома Сирот, Бог отправился в газовую камеру. По дороге к смерти старый доктор держал на руках двух самых маленьких детей и рассказывал им… сказку. Малыши ни о чем не подозревали, только почему-то все крепче и крепче прижимались к своему доктору. Они ощущали благодать. Они прижимались к Богу. Бог всегда плачет и страдает вместе с гонимыми, ранеными и невинно убиенными. Бог с теми, кого и сейчас безбожно гонят, жестоко бьют, насилуют и убивают. Бог всегда с теми, кто невинно страдает, умираети и погибает. И потому, прямо здесь и сейчас, в Украине, Бог умоляет: Не гоните Меня, не бейте, не насилуйте, не распинайте, не разрывайте на части! Остановите войну, слышите?! Слышите!? Бог здесь, и Он не молчит. Он сейчас среди руин украинских домов, больниц и храмов. “Ударить Бога так легко – слабейший сможет. Бога ударили по тонкой жиле, по руке или даже по глазу – по мне” (З.Миркина). По Украине.

Иван Лещук

Share