Курт Волкер: «Путин снял маску, которую носил всю свою жизнь»

Ведущие американские эксперты в области безопасности подводят итоги первого полугодия войны, развязанной Россией в Европе

«Мы стали свидетелями того, как Путин снял маску, которую носил, знаете, наверное, всю свою жизнь, – говорит Курт Волкер (Kurt Volker), один из ведущих экспертов по политике национальной безопасности США, посол США в НАТО в 2008 – 2009 годах и первый заместитель помощника госсекретаря по Европе и Евразии в 2005 – 2008 годах. – Путин ясно выступил с позиций геноцида и имперской идеологии, прямо отвергая легитимность соседних народов. У нас нет места для дальнейших сомнений относительно того, какую идейную и военную угрозу представляет Россия. Идеология такого рода — это именно то, что во Второй мировой войне являли Гитлер и Муссолини. Теперь это делает в Европе Россия, а значит она представляет угрозу европейской безопасности и, я бы сказал, – также глобальной мировой безопасности», – считает Курт Волкер.

Таким образом, первый стратегический итог полугода войны состоит в том, что путинская Россия открыто показала себя фашистской страной, а её лидер повторил ряд политических и военных поступков Гитлера, отмечают эксперты.

Майкл Хикари Сесир (Michael Hikari Cecire), старший советник по вопросам политики Комиссии США по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинкская комиссия), считает, что зверства российских Вооруженных сил и наёмников в Украине «следует признать геноцидом. На этой войне знаковое звучание данного термина действительно имеет значение и окажет моральное воздействие на поле боя».

Дискуссия экспертов состоялась 15 сентября на «круглом столе»: «Лидерство США в укреплении региональной безопасности в черноморском регионе» (U.S. Leadership in Enhancing Black Sea Regional Security), прошедшем на площадке Центральной и восточно-европейской коалиции (Central and East European Coalition, CEEC).

По аналогии со Второй мировой войной российское военное вторжение в Украину произошло по мнению Курта Волкера не внезапно: «С 2008 года мы миримся с оккупацией Россией части Грузии. Мы терпим её признание двух провинций независимыми государствами. Мы терпели её агрессию в Украине восемь лет назад, оккупацию Крыма и части Донбасса. И мы всё надеялись, что когда-нибудь мы как-нибудь уладим отношения с Россией. Поэтому сегодня мы оказались в ситуации, когда Россию уже необходимо побеждать военным путём. И единственная хорошая новость на этом фоне в том, что украинцы готовы взяться за эту работу. Они боеспособны и решительны: они защищают свой дом», – заключает Курт Волкер.

Вторым итогом военного полугодия стало осознание экзистенциального характера происходящего. Война в Украине стала не просто территориальным конфликтом. Мнения экспертов и рядовых пользователей социальных сетей совпадают: речь идет о мировозренческом конфликте, об атаке идеологии тоталитаризма и автократии на демократические ценности и мировой порядок, сложившийся после Второй мировой войны.

Ян Бжезинский (Ian Brzezinski), старший научный сотрудник Атлантического совета, заместитель помощника министра обороны США по вопросам Европы и политики НАТО в 2001–2005 годах, советник правительства Украины в 1993–1994 годах, считает: «Российская агрессия в Украину сделала черноморский регион ключевым в битве между авторитаризмом и демократией. Сейчас там проходит линия обороны от нападения на международный порядок, основанный на правилах, а не силе, и не только в военном смысле. Москва применяет весь спектр гибридных военных методов по всему региону: торговые и энергетические блокады и эмбарго, кибератаки, информационную войну, даже саботаж и убийства. Черное море буквально превращено Россией в частный военизированный пруд».

О том, что война против Украины проиграна Кремлём изначально – сказано уже немало. Практически с первого месяца войны в мире ведутся дискуссии о том, как должен выглядеть новый послевоенный порядок в Европе, какой будет та самая победа и не стоит ли дать Путину возможность выйти из войны «сохранив лицо».

Тема Крыма является для кремлевского диктатора сакральной, и российская пропаганда еще более укрепила значение слова «Крым», как патриотического фетиша. Поэтому «очень важно, чтобы украинцы вытеснили русских с полуострова» до активного переговорного процесса, считает Курт Волкер: «Потому что Крым — это вещь, которую русские никогда не отдадут и не будут вести о нём переговоры. Их действительно нужно оттуда выгнать».

«После войны мы должны прежде всего получить Россию, которая согласна и обязана жить в своих границах, – считает Курт Волкер. — Это то, на чем мы не особо настаивали после обретения Россией суверенитета. Но теперь мы должны это сформулировать: Россия должна жить в своих собственных границах. Иначе она будет подвергнута санкциям и получит военный отпор».

В качестве основного аргумента необходимости военного удара по Украине российские пропагандисты изначально выдвигали необходимость отодвинуть границы НАТО от границ России и предотвратить дальнейшее расширение альянса. Именно об этом были и декабрьские (2021 года) ультиматумы Кремля. Однако за несколько месяцев войны, как подчеркивает эксперт, Путин добился прямо обратного.

«Самые сильные нейтральные страны в Европе не считают более безопасным соблюдать нейтралитет, когда вокруг них развязывается авторитарная агрессия, – говорит бывший посол США в НАТО. – Так что, если уже Финляндия и Швеция не могут оставаться нейтральными, то нет никаких оснований полагать, что Грузия, Украина или Молдова также должны оставаться нейтральными и не вступать в НАТО».

В этом состоит третий урок полугодия: НАТО должно расшириться на восток, Украина и Грузия должны войти в альянс.

Еще одним итогом полугода войны является самодискредитация лично Владимира Путина, который не только привёл к международной изоляции свою страну, но и оказался в личном вакууме, как его ближайшие подельники и родственники.

«Европа никогда не будет в безопасности, пока Путин находится у власти, а идеология, которую он представляет, остаётся активно практикуемой. Она угрожает всем странам Европы. Я не верю, что Путин переживёт эту войну, – считает Курт Волкер. – Взяв курс на военные действия и уничтожение Украины, он поставил себе задачу, в которой не может преуспеть; она не решаема военным путём, и я думаю, что российские вооруженные силы будут побеждены Украиной – при помощи Запада. Я также не думаю, что Путин сможет пережить это, одновременно оставшись у власти».

Таким образом, война в Украине говорит о приближении конца почти четвертьвекового правления Путина. «Это значит, что в России произойдут существенные изменения, – продолжает свою мысль Волкер. – И я не думаю, что нам следует этого бояться, потому что та Россия, которая у нас есть сейчас – это очень плохо. Дело идёт к фундаментальному изменению ландшафта безопасности в Европе».

Последние 75 лет Россия играла ключевую роль в конфигурации европейской безопасности: без неё фактически ничего не решалось. После поражения в Украине такие функции могут отойти к победившей стороне.

Пятым выводом из первого полугода войны стоит признать, по мнению экспертов, бессмысленность ядерного шантажа. С первого дня войны Путин лично предостерегал другие государства от помощи Украине под угрозой применения ядерного оружия. Однако до сих пор это остаётся лишь словами – и не зря.

Другой дубинкой устрашения и потенциальным «оружием массового поражения» в руках Кремля был энергетический шантаж Европы. «Путин, а если не Путин сам, то, конечно, его военные и российская элита – прекрасно знают, что любое использование ядерного оружия будет концом для российских Вооруженных сил: это уничтожит их, – утверждает Курт Волкер. – И они это понимают. В отношении энергетики они перехитрили сами себя: перекрыли Северный поток – и Западная Европа теперь серьезно относится к тому, чтобы избавиться от российской энергии. Они фактически сами разрядили свое последнее оружие». Угроза страшна, пока ею грозят, и она тут же перестаёт работать, будучи исполненной. «Думаю, что Путин уже разыграл все свои карты, он собственными руками посеял семена гибели России», – заключает Волкер.

Однако до формальной победы – еще далеко. Первое крупное успешное контрнаступление еще не означает окончания войны. Спускаясь с политического уровня на военный, Курт Волкер предостерегает: «Украинцы должны быть осторожны, чтобы не продвигаться слишком быстро и далеко в восточную Украину. Сначала они должны укрепить свою логистику, разместить свои базы. Им необходимо обезопасить железнодорожные и автомобильные узлы, подготовить их к обслуживанию следующего этапа войны. Но что им безусловно нужно продолжать делать – так это разрушать российские тыловые структуры и их цепочки поставок, чтобы российским силам становилось все труднее поддерживать себя в полевых условиях. Нужно сделать российскую оккупацию все более и более трудной для продолжения».

Ян Бжезинский выделяет три основных военных приоритета: для того, чтобы «Украина решительно и быстро отразила вторжение России и восстановила контроль над всей своей территорией, нужны ещё более надежные потоки военной техники, в том числе оружия повышенной точности и дальности: боеприпасы, самолеты, системы ПВО. Во-вторых, необходимо обеспечить оперативное и надежное выполнение решений НАТО на саммите в Мадриде, касающихся укрепления восточных границ альянса… Должны быть развернуты дополнительные боевые группы в Румынии и Болгарии; как минимум штабы должен быть развернуты на постоянной основе, что обеспечить преемственность и командовании. Мы не хотим, чтобы ошибка, которую мы совершили в 2014 году после первого вторжения России в Украину, повторилась – когда развертывание необходимых элементов заняло три года». Ян Бжезинский напоминает, что численность сил быстрого реагирования НАТО должна быть увеличена до трёхсот тысяч.

Третьим приоритетом Ян Бжезинский называет ясную стратегию развития НАТО в черноморском бассейне, включая «четкий путь в альянс для Грузии и Украины». «Расширение НАТО стало одним из величайших успехов Европы после окончания холодной войны, укрепившим мир и безопасность. И этот успех резко контрастирует с нерешительностью альянса в отношении Украины и Грузии. Утвердительный ответ на трансатлантические устремления Грузии и Украины необходим для прочного мира и стабильности в Черном море», – считает Бжезинский.

В дополнение к трём военным приоритетам эксперт также называет и экономический. Если ВВП Украины может снизиться по итогам года на 30% или даже 50%, «не говоря уже о перемещении трети населения и разрушении трети промышленной базы, то в России западные санкции пока привели к сокращению на 4–6%. Мы недостаточно делаем в этой сфере. И к недавними успехами Украины на поле боя теперь нужно добавить экономический молот». Бжезинский предлагает ввести полное торговое эмбарго в отношении России: «Это вопрос политической воли, и сейчас самое время её проявить».

Говоря в целом – и об экономике, и о ядерном или энергетическом шантаже – Ян Бжезинский замечает: «Излишние меры предосторожности в будущем могут оказаться не только бесполезными, но и, возможно, смертельно контрпродуктивными… Новый подход потребует значительных изменений в ядерной культуре. Нам потребуется новый и более строгий подход к интеграции ядерной доктрины, новых ядерных операций в оборонное планирование и стратегию НАТО, в учения и, в конечном счете – в операции по оказанию помощи». Если этого не сделать, «то черноморский регион так и останется районом опасной нестабильности, вызванной путинским реваншизмом».

Share