Я учитель

Я учитель. И я хочу, чтобы каждый родитель знал. Когда я захожу в класс, я не просто вижу, а чувствую на себе взгляды множества детских глаз. Таких разных, очень разных глаз. Веселых и грустных, радостных и печальных, озорных и серьезных, сильно задумчивых и страшно растерянных, почти потерянных. И в каждом взгляде я не просто вижу, а чувствую неподдельную детскую веру в то, что учитель обязательно все поймет и поможет. В моей жизни был случай, когда я попросил своих учеников закончить предложение: “Я хочу, чтобы мой учитель знал, что…”. То, что я прочитал навсегда изменило мое отношение к детям. После этого невозможно оставаться прежним учителем.

“Я хочу, чтобы мой учитель знал, как же сильно я скучаю по папе. Он умер, когда мне было всего лишь три годика”. “Я хочу, чтобы мой учитель знал, что у меня совсем нет друзей, и что никто не хочет со мной играть”. “Я хочу, чтобы мой учитель знал, что моей маме становится все хуже и хуже, а прошлой ночью ее отвезли в госпиталь”. “Я хочу, чтобы мой учитель знал, что я не такая сильная, как другие дети, и поэтому я не могу делать все также быстро, как они. Но я буду обязательно стараться. Правда”. “Я хочу, чтобы мой учитель знал, я иногда не обедаю, потому что моя мама работает, а папы у меня нет, и я боюсь без мамы включать плиту”. “Я хочу, чтобы мой учитель знал, но никому об этом не рассказывал. Мой папа находится в тюрьме, и я не видел его уже много лет”. “Я хочу, чтобы мой учитель знал и никогда не кричал на меня. Я с самого детства очень сильно боюсь любого крика”. Разве можно после таких признаний оставаться прежним учителем?

Я учитель. И я хочу, чтобы каждый родитель знал. Когда я захожу в класс, я не просто вижу, а чувствую на себе взгляды множества детских глаз. Таких разных, очень разных глаз. Веселых и грустных, радостных и печальных, озорных и серьезных, сильно задумчивых и страшно растерянных, почти потерянных. И в каждом взгляде я не просто вижу, а чувствую неподдельную детскую веру в то, что учитель обязательно все поймет и поможет. В моей жизни был случай, когда я попросил учителей закончить предложение: “Я хочу, чтобы каждый родитель знал, что…”. То, что я прочитал навсегда изменило мое отношение к учителям. После этого невозможно оставаться прежним родителем.

“Я хочу, чтобы каждый родитель знал, что учитель – это не ангел, не небожитель. Каждый учитель – это обычный/земной человек со своими проблемами, заботами и переживаниями. Уже много лет я ухаживаю за своим парализованным отцом. Это очень нелегко, особенно эмоционально. Дома я сын, а в школе учитель”. “Я хочу, чтобы каждый родитель знал, что во время летних каникул моей жене поставили смертельный диагноз и она проходит курс химиотерапии. У нас трое маленьких детей и я продолжаю еще больше работать, чтобы поддерживать семью. И потому, в первый день школы – я собрался с силами, искренне улыбнулся своим ученикам и начал урок. Я учитель”. “Я хочу, чтобы каждый родитель знал, что у учителя их ребенка такая же земная/обычная нервная система и психика, как и у других людей. И каждый учитель нуждается в эмоциональной/психологической поддержке, в понимании и добром отношении. Я нуждаюсь в этом особенно. В четыре года нашему сыну поставили диагноз “ранний детский аутизм”. Думала – это  конец. Все перестало быть для меня значимым. Я знаю, что такое душевная боль. Уже много лет. Но я учитель. Бог нам дает по силам, и в это нужно просто верить. И потому сегодня – я снова собираюсь с силами и захожу в свой класс. Я захожу в класс, я не просто вижу, а чувствую на себе взгляды множества детских глаз. Таких разных, очень разных глаз. Веселых и грустных, радостных и печальных, озорных и серьезных, сильно задумчивых и страшно растерянных, почти потерянных. И в каждом взгляде я не просто вижу, а чувствую неподдельную детскую веру в то, что учитель обязательно все поймет и поможет. Я улыбаюсь своим ученикам и начинаю урок. Я не имею права поступать иначе. Я учитель”.

Иван Лещук, из цикла “Записки на полях души”

Share