В моем доме живет подросток

Slavic Assistance Center
2117 Cottage Way, Sacramento, CA 95825
(916) 925-1071

В моем доме живет подросток. Для меня он все еще остается ребенком. Но он очень быстро изменился. Он очень сильно повзрослел и стал немного, каким-то другим. Я знал, что это должно было когда-то случиться. Я даже с интересом ждал этой неизбежной встречи. И вот она наконец настала, и я смиренно признал, что мой ребенок уже подросток. Если у вас дома также живет подросток, вы поймете, о чем я пишу. Как говорят на востоке, даже у хорошего мастера-гуру в доме царит беспорядок, если в том же доме живет подросток. И так бывает, что в подростковом возрасте многие человеческие достоинства проявляются иногда в странных чудачествах. Но как бы не прошел наш с подростком день, несмотря ни на что, я часто говорю своему ребенку слова, которые он слышит с самого детства: “Как же интересно и нескучно с тобой жить! Как хорошо, что ты у нас есть!”

В моем доме живет подросток. Для меня он все еще остается ребенком. Но я веду себя с ним “на равных”. И никаких нотаций. Он и так уже великолепно знает, что такое хорошо и что такое плохо. Физически, он уже подрос – почти до моего роста. И он уже давно не смотрит на меня “снизу-вверх”. Но я не забываю, что мой ребенок еще не подрос до моей зрелости. Да, я его постепенно от себя отпускаю. Шаг за шагом, я даю ему все больше и больше свободы выбора. При этом, я ещё сильнее вверяю его жизнь в руки Бога. И я продолжаю за него еще сильнее молиться. И я продолжаю пристально наблюдать, как мой ребенок переплывает бурную реку своей подростковой жизни. Только он этого не замечает. Он учиться плавать самостоятельно. Но мои руки всегда готовы спасти его, если он сам не справится с течением и начнет тонуть. Ведь разве может отец не любить своего ребенка? Ведь разве может он не бороться за его жизнь? Имя моего ребенка – написано на моем сердце. Я начертал его на своих дланях.

В моем доме живет подросток. Для меня он все еще остается ребенком. Но он все чаще смотрит на себя в зеркало, и он все чаще мне возражает. А однажды, он даже на меня крикнул и хлопнул дверью. Но я был давно подготовлен к этой встрече. Ведь я когда-то сам был почти таким подростком. И я хорошо знаю, что особенно сейчас я должен стараться быть твердым и спокойным. Никаких ворчаний, скандалов и провокаций. Я внимательно слушаю, слушаю и пытаюсь понять своего подростка. А потом диалоги, договоренности и компромиссы. И никаких битв, никаких войн между нами. И как бы не штормило моего подростка, и какая бы у него не была сегодня прическа или настроение – я продолжаю его любить и не обижаться. И я продолжаю с ним общаться и его обнимать. И даже сквозь закрытые двери – из моего сердца звучат неизреченные воздыхания и ходатайства перед Богом за моего ребенка. Сквозь закрытые двери, я посылаю во взволнованное сердце моего ребенка – невидимые волны любви, прощения и принятия. И я даже не стучусь в его дверь, она открывается сама. Ведь разве может ребенок не откликнуться на вечный зов любящего сердца? Имя моего ребенка – написано на моем сердце. Я начертал его на своих дланях.

В моем доме живет подросток. Для меня он все еще остается – ребенком. Каждая встреча с ним – непредсказуема, ответственна и радостна. Каждое прощание с ним (даже на ночь) – должно быть предсказуемым, ответственным и мирным. Никакой ребенок не должен уходить из дома и усыпать без отцовского благословения и прикосновения. А потому, каждое утро, когда я провожаю своего подростка в школу – я слегка прикасаюсь к его прическе и говорю слова, которые он слышит с самого детства: “Благословляю тебя отцовским благословением. I love you”. “Love you too…”, – еле слышно отвечать мой подросток и вприпрыжку направляется в школу. Я говорил это даже тогда и после того, как он крикнул на меня и хлопнул дверью. И если будет нужно, я сделаю это еще много раз. И даже если он крикнет, что меня ненавидит, я ему никогда не поверю. Я еще сильнее за него молюсь. И я еще сильнее его обниму. Даже блудный сын возвратился к отцу, который его очень сильно любил и ждал. А потому, как бы не прошел наш с подростком день, и какие бы “беседы” мы с ним не провели – перед сном, я ложу свою руку на его голову и говорю слова, которые он слышит с самого детства: “Благословляю тебя отцовским благословением. I love you“. “Love you too…”, –  в полудреме отвечал мой подросток и просит сделать ему спортивный массаж для расслабления перенапряженных после интенсивной тренировки мышц. Я усыплял его так даже тогда, и после того, как он однажды крикнул на меня и хлопнул дверью. Имя моего ребенка – написано на моем сердце. Я начертал его на своих дланях.

Иван Лещук, из цикла “Записки на полях души”

Share